?

Log in

Верхняя запись Сорок дней

Сегодня сорок дней как Влад умер. 23 декабря, к исходу четвертого дня после операции. Мы с ним были на 100% уверены, что все будет хорошо... И теперь в это просто невозможно поверить. Надежда, его сестра.

У Ольги Романовой в ФБ

Ольга Ольга Давным-давно работала я на телевидении - это когда еще времена были вегетарианские, то есть до исторического материализма. А с дикцией всегда у меня было неважно, а тогда совсем беда, ибо чукча не оратор. И вот нашли мне учителя, чтобы как-то это безобразие отрихтовать. Её звали Ирина Михайловна Ложкина, она была актриса и великий педагог по технике речи. Правда, мне это не сильно помогло, но в Личность я влюбилась. Она была однокурсницей всех наших великих, и не очень-то с придыханием она о них отзывалась. Конечно, сошлись мы с Ириной Михайловной, снюхались. Восемь лет прошло со дня её смерти, а я всё скучаю - мне не хватает её каждый день, недоговорила с педагогом по технике речи, и вовсе не о технике недоговорила. Кто бы мог подумать, то судьба такая индейка: Ирина Михайловна терпеть не могла свою сокурсницу Люсю Максакову (о, и я помню от И.М. много смешных историй про нее)) - а я по жизни схлестнулась с ее внучкой, депутатшей от "Едра" Машей Максаковой, женой вора в законе Тюрика. Впрочем, Люси Максаковой не было на ее похоронах 8 лет назад. Зато был Василий Лановой. Ой...я тогда уже знала, что идеальный актёр - это пустой сосуд. Но Лановой уже тогда давно не был пустым, он был весь заполнен одновременно и жопой, и языком, и Путиным. Даже на похоронах. Тогда для меня всё это было впервые: мои юношеские идолы, кумиры моих родителей - и такие свиньи((((. А Ирина Михайловна была действующей святой - гордой, одинокой, и невостребовано талантливой, как и положено действующим святым. Я помню наизусть все её поговорки, которыми она меня мучила, спасибо ей. Я хочу её помнить всегда.

На неё из-за ели глазели глаза газели. Невелик бицепс у эксгибициониста. На ура у гуру инаугурация прошла. Повадился дебил бодибилдингом заниматься. В Кабардино-Балкарии валокардин из Болгарии. Токарь Раппопорт пропил пропуск, рашпиль и суппорт. Кокосовары варят в скорококосоварках кокосовый сок. Приватизаторы приватизировали, приватизировали, да не выприватизировали. Возле ямы холм с кулями. Выйду на холм - куль поставлю, куль поправлю, куль возьму.

Вызвала Москва

Ждал 12 дней, зима пришла:

В пон., вт. оформят бумаги, поедем на одной из этих:

Я кого-то возил в 99-м, теперь меня. Напишу еще, доживем до понедельника...)))
"Спит больница, тишина, все в порядке.
Вдруг сказал он, повернувшись на локте:
- Жаль я, сука, не добил тебя в Вятке.
Больно ловки вы, з/к... Больно ловки..."
(А.Галич)

"Он умер от голода - эти идиоты не давали ему читать..."
(Стругацкие. "Гадкие лебеди")


Герцен, содержавшийся в одиночной камере Крутицких казарм, сетовал на запрет иметь свечу после вечерней зори. Человеку в неволе, без движения, хватает четырех часов сна. Пытка - лишать возможности читать, записывать мысли. Сатрап Николая Первого, жандармский полковник Семенов (брат знам. актрисы), свечу разрешил. Респект полковнику!
Создателям планшетников - уважуха из казенных стен!

Не спит больница. Далеко пикает по коридору аппарат из интенсивной терапии - как асдик по подлодке. Вытаскивают там кого-то.
Под утро в коридоре упал мужик, сердце стало. Прибежали сестрички, дыхание-массаж-адреналин, откачали. На улице бы он умер...

Хотел было поплакаться, что продали голиковы медицину. Москва на связь не выходит, вызов не шлет десятый день. Продали. Но сестрички смоленские работают. На них надежда. Откачают...)))

Кардиохирургия

Готовлюсь в Москву, в НЦ ССХ им.Бакулева.
Жду квоту. Учусь фото с планшета вставлять, в Андроиде.)))

post

Оригинал взят у yury_nesterenko в post
И еще одно стихотворение - "(Анти)эсхатологическое". Написалось практически экспромтом.

Писал в комментах к блогу Марии Бутиной: http://butina.livejournal.com/542648.html
Прохожу эту комиссию с 1984-го, профессиональный водитель.
Поэтому, наблюдал весь процесс превращения в легальную кормушку для бездарных и жадных врачей своими глазами:
- В СССР псих и наркосправку получали в регистратуре диспансеров по месту прописки. Сестра перебирала пальчиками картотеку, не найдя вас среди стоящих на учете - ставила штамп. Всё. Бесплатно. Процедура занимала три минуты. Потом сама комиссия, зрение, слух, давление, печать - на 3 года. Очередь была минут на 15.
- В перестройку комиссия стала хозрасчетной. В сберкассе платили рубль!, приносили квиток, процедура удлинилась. Справки оставались бесплатными.
- При гайдарочубайсах просто стали тихо наглеть насчет денег. Кассу поставили в регистратуре. Росли только цены. За год - иногда в разы.
- На переходе Ельцин-Путин, чтобы придать вид законности (видимо, народ жаловался) торговле справками процедуру усложнили. Нарколог в кабинете задавала идиотские вопросы, типа: - много ли пьешь, бывает ли похмелье?))) В психушке: - не снятся ли кошмары?))) Появились часовые очереди, на всё уходило полдня.
- При Путине начался кошмар. В наркушке писаем в стакан (гости с юга и цыгане приносят теплую мочу в баклажке, наблюдал)))). В психушке дают подписать контракт (2 экз., законность!) на оказание психиатрической помощи с главврачом. Очереди, талоны. Теряешь 2 дня, отпрашиваешься с работы.

На последней психкомиссии две тетки и дядька спросили, какие категории мне нужны.
- Все.
- Перечислите!
- АВСDЕ, трактор
Долго молча писали все трое. Поставили штамп. Поинтересовался, являюсь ли я психически здоровым на основании знания букв))).
- Гражданин, не усложняйте свою участь! Или спросим на засыпку!

Справка теперь на 2 года. Будем чаще встречаться.
На комиссии отправляют на ЭКГ. Многих на рентген. Все платное.

На эти хлебные места шли самые тупые, но блатные врачи. Не способные лечить. Измерить давление и показать указкой ШБ много ума не надо. Главврачи покупают джипы, построили коттеджи. Теперь приходит поколение их детишек, прямо из мединститутов. Это мафия.
Я не пишу о способах обойти эту клоаку, за бабло. Ибо законопослушный.
Извините, много букв. Накопилось. Перетащу к себе в ЖЖ.
Это праздник в память того огневого вала, которым наши пушкари 19 ноября 1942г. прошлись по Паулюсу и Манштейну.
Просьба не путать с днями ПВО и РВСН - у них свои праздники. Наши ракеты приходили на смену тяжелой дивизионной артиллерии - расчищать прорыв танкам и мотопехоте.
Вот мои:

9К52 ЛунаМ. Наши ходили на парад в Ленинграде. Горбачев продал их вместе с Союзом...

С Праздником, тактические и оперативно-тактические! И системы залпового огня!

Оператор ЭВМ 1-й стартовой батареи, 353-го Отдельного Ракетного Дивизиона, 45-й Гвардейской Красносельской мотострелковой дивизии. 4 боевых пуска (Каменка, Капустин Яр).
ДМБ 86, май.
Оригинал взят у kassian в post
Оскал русского фашизма:

78.15 КБ

Старший научный сотрудник Института экономики переходного периода, создатель самой успешной российской IT-компании, научный сотрудник Института языкознания РАН, член Московского союза художников и известный политический публицист.

Послушал тут, кстати, выступление Виктора Шендеровича на "Эхо Москвы". Несколько лет не знакомился с творчеством сего автора. И до середины не дослушал, потому что, хосподя, так не бывает. Что он несет?

О законах, регламентирующих закрытие сайтов: "есть закон. То, что нарушает этот закон, должно пресекаться. Точка. И изготовление взрывчатки, и изготовление наркотиков, и педофилия, и пропаганда национализма, и пропаганда расовой розни, и пропаганда неравенства, там, конфессионального, национального и так далее".

О демократии: "если при слове «демократия» у вас образ возникает не академика Сахарова, не профессора Афанасьева, и не Окуджавы, не Смоктуновского, а при слове «демократия» у вас возникает Тимченко с компанией – Тимченко, Сечин, Путин, Сурков (вот, они же сейчас, как бы «демократы»), тогда ждите Удальцова и ждите Тора!"

Это об основателе и первом ректоре РГГУ Юрии Николаевиче Афанасьеве. Я, конечно, очень благодарен ЮНА за РГГУ (большое дело сделал). Но, насколько мне известно, ЮНА в советские времена был сексотом. А в 1992-1993 гг. Афанасьев скоропостижно ушел из постсоветской политики (он являлся одним из лидеров Движения «Демократическая Россия») в административно-академическую деятельность при любопытных обстоятельствах. В начале 90-х под руководством Льва Пономарева и при участии Глеба Якунина начала действовать Комиссия по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП (по сути -- расследование деятельности КГБ и подготовка к последующей люстрации руководства КГБ и его секретных сотрудников). Работая в архивах КГБ, Комиссия нашла материал на Афанасьева. Грозил нешуточный скандал, реванш комми и т.п.

В начале 1992 г. Верховный Совет большинством разогнал эту комиссию (чтобы еще чего-нибудь на кого-нибудь не накопала). С Афанасьевым была достигнута договоренность, что он тихонько уходит из политики. А единственный публичный след работы комиссии -- обнародование Глебом Якуниным данных по некоторым иерархам РПЦ (агент Дроздов и прочие).

Став ректором РГГУ, стандартов демократии и либерализма ЮНА не придерживался. Более того, обстановка скорее напоминала тоталитаризм или барство. В частности помню, как году в 95-96 только что нанятая охрана меня, Илюшу Якубовича и Филю fbmk Минлоса заковала в наручники, за то что мы -- студенты -- пытались вынести с территории стопки бумаги (мы несли факультетские ксероксы на переплет). После чего мы изготовили и распространили по РГГУ листовки про это и некоторые другие события события (заканчивался текст патетическим вопросом: "Кто наш ректор? Демократ или взбесившийся барин"). В администрации РГГУ вспыхнул серьезнейший скандал. Но не по поводу наручников, а по поводу листовок. Всех начали дрючить, чтобы студенты-негодяи были вычислены. На экстренном совещании было решено отчислить "бунтарей", завалив на ближайшей сессии. Т.к. один из нас засветился на камере наблюдения, то на всех факультетах сидели секретарши и лихорадочно сверяли кадры с фотографиями в личных делах студентов. И т.д. и т.п. (Розыскные работы продолжались месяц, но никого не нашли.)

Через несколько лет деканства ЮНА совсем спился и отдал хозяйство на откуп своему заместителю Е.Н.Басовской, после чего всё (в частности коррупция на приёмке и на субаренде площадей) стало еще быстрее катиться по наклонной.

Вот такой персонаж возникает в голове Шендеровича при слове демократия.

В тексте Шендеровича много и другой дичи, это я только пару пунктов привел, за которые зацепился глаз.

Сейчас в русском обществе есть невысокий градус антисемитизма (не сравнимый с таковым градусом у кавказско-таджикских нацменов, к примеру), но Шендеровичу следовало бы понимать, что своей публичной деятельностью он этот градус подогревает. При этом полагаю, что действует наш острослов исключительно по собственной дури, а не по заказу.
Оригинал взят у ntv в Как обойти блокировку запрещенных сайтов
Для того, чтобы понять, как обойти запрет на доступ к сайтам из реестра Роскомнадзора, необходимо проанализировать как вообще работает интернет, поэтому в рамках просветительской и пропагандистской работы блог НТВ сейчас проведет кратенький ликбез. Итак, все сайты в сети кроме названия имеют еще и IP-адрес, который указывает на сервер, где расположен сайт. Записи о том, какому сайту какой адрес принадлежит хранятся на специальных "DNS" серверах. Когда пользователь жмет в строке браузера любимый сердцу ntv.livejournal.com, компьютер соединяется с DNS-сервером провайдера, чтобы узнать где находится искомый сайт. Получив IP-адрес сайта, браузер уже напрямую соединяется с указанным сервером и получает в ответ нужную веб-страницу.

Выглядит это примерно так:
Снимок экрана 2012-11-13 в 1.49.13

Читать дальше...Свернуть )

Сообщество inmemoriam_ru

Оригинал взят у krylov в Сообщество inmemoriam_ru
Я так подумал и решил – а ведь, пожалуй, следует сделать специальное сообщество для репостов умерших. И не только вот прямо сейчас умерших, а тех, о ком мы помним, прежде всего как об интересных авторах.

Короче, вот оно: inmemoriam_ru. Называется "Памяти всех" и предназначено для перепостов из живых журналов умерших людей - в память о покойном, или ради того, чтобы его мысли и идеи не пропали.

Пока что там действуют такие правила: читатьСвернуть )

Я призываю всех, кто помнит тех или иных хороших людей, и хочет привлечь внимание к их словам, вступать в сообщество.

Кроме того, мне нужны со-модераторы. Желательно - люди разных взглядов, чтобы не было "цензуры и тенденции".

Перепост категорически приветствуется. Не забывайте - все мы смертны, и всем нам хотелось бы, чтобы нас не забыли "вот прям так сразу".

)(

О богоизбранности

Оригинал взят у krylov в О богоизбранности
Представьте себе детский сад или школу-интернат для маленьких.

Умные, хорошие, послушные дети редко удостаиваются внимания администрации заведения. Если ребёнок здоровый, весёлый, неконфликтный, хорошо занимается и успевает – чего к нему зря приставать? Пусть себе бегает, делает что хочет.

Другое дело – дети проблемные. Один дерётся, другой – писается в постель, третий – ленится, ничего делать не хочет. С этими приходится разбираться, воспиталка за ними приглядывает. Как и за теми, кого постоянно обижают, дразнят, клюют – к этим тоже внимание.

Но иногда попадаются особенные дети. Как раньше говорили – испорченные. На уровне легендарного «вовочки». Которые не просто плохо себя ведут, а – ну вот просто тьфу, да и только. И других портят.

И вот завёлся в интернате такой «вовочка». Не моется, вечно грязный, над теми, кто моется - смеётся. Тырит чужие вещи, что не стырит – поломает. Лазит в чужие шкафчики, шарится по кармашкам. Не дерётся, потому что хилый, зато плюётся через трубочку. Придумывает обидные обзывалки, всех ссорит. Ругается матом и других учит. Дёргает себя за писюн и другим писюн показывает и подучивает дёргать. Ущипнул воспитательницу за ляжку. Короче, паршивая овца, портящая всё стадо.

Сначала им пытается заниматься воспиталка Нюра. Жучит, стыдит. Поганец – дерзит, огрызается, и продолжает в том же духе. Воспиталка в слёзы – «не могу я с этим Вовочкой, сил моих нет».

За дело берётся старшая сестра, Инна Владимировна, и решает «власть употребить». Вызывает пацана к себе, выговаривает. «Ты зачем других детей обижаешь? Тебе кто разрешил воспитательницу щипать? И писюн свой оставь в покое, отвалится!» После чего назначает наказание: «сегодня вечером ты без компота». Вовочка-поганец в рёв, но Инна Владимировна непреклонна: сказано без компота – значит, без компота.

Однако помогает это ненадолго. Регулярно оставляемый без компота Вовочка свои затеи не бросает, напротив – начинает хулиганить злее и изобретательнее. Кусается, щипается, норовит ударить больно. Трое пацанят покрепче ему в песочнице наваляли лопатками, так он потом каждому нассал в постель, причём хитро, не докажешь – все знают, что это Вовочка, но никто не видел. Разговаривает развязно, держит линию «а чё я, а я ничё, а чё вы все ко мне придираетесь». Кроме того, постоянно ябедничает - Нюре Викторовне говорит всякие гадости про Нину Владимировну, а Нине Владимировне всё время врёт, что ему Нюра Викторовна что-то разрешила, чего она ему, естественно, не разрешала. Врёт и выкручивается, выкручивается и врёт, взрослым людям голову дурит.

В конце концов чаша терпения переполняется. Нюра Викторовна и Инна Владимировна жалуются директору интерната, Анатолию Николаевичу, и он требует привести гадёныша к себе для личной беседы.

Директора дети видят крайне редко – он занят большими взрослыми делами, ему не до малявок. Чтобы к нему лично вызывали – этого вообще никто не помнит. Вовочка хорохорится, но ему страшно.

И вот он в кабинете, один – маленький, сопливый, дрожащий. А за столом сидит Анатолий Николаевич, и смотрит гадёнышу в глаза. И Вовочка свои наглые лупетки опускает вниз – до того взгляд у директора неприятный.

Наконец, Анатолий Николаевич говорит:

- Говорю первый и последний раз. Или я тебя исключаю…

Вовочка трепещет. Потому что исключения он очень боится. Ибо - из бедной семьи, устроился сюда буквально чудом, родители надрываются, платя за него, и если его выкинут – они его шкурить будут каждый божий день.

- Не на-а-а-а-адо! – плачет Вовочка. – Я буду хоро-о-о-о-ший!

Директор смотрит. Потом говорит – медленно, размеренно:

- Ты не будешь брать чужое без спроса. Повтори. И дай слово, что не будешь. Поклянись.

- Я не буду брать чужое без спроса, - лепечет Вовочка. – Вот честно-пречестно.

- Ты не будешь ругаться матом, никогда. Повтори.

- Не буду ругаться матом, никогда, - Вовочка шмыгает носом, пытаясь не разреветься.

- И если хоть раз тебя застанут перед чужим шкафчиком, - размеренно говорит директор, - или увидят, что ты лазил в чужой кармашек, я не буду разбираться, взял ты там чего или нет. Ты просто вылетишь отсюда. Понятно?

- Я понял, понял, - слёзы катятся из глаз Вовочки.

- Ты никогда, никогда не будешь дерзить Нюре Викторовне и Инне Владимировне. Один раз нахамишь – и ты вылетишь отсюда. И никогда не будешь показывать свою пипиську другим мальчикам. Один раз покажешь и я об этом узнаю – всё, досвидос. И самое главное: никогда, никогда… НИКОГДА! – в голосе директора потрескивает грозовое электричество, - не забывай, что ты должен ВО ВСЁМ слушаться МЕНЯ. Я для тебя мама, папа и самый главный начальник. Если я тебе сказал - делай так, как я сказал. Как я сказал. Я говорю - ты делаешь. Никаких ссылок ни на кого я слушать не буду. Никаких. И если ты хоть раз! хоть один-единственный раз заикнёшься, что тебе Нюра Викторовна или Инна Владимировна разрешила что-то, что я тебе запретил, ты вылетишь отсюда прежде собственного визга...

Вовочке перехватывает горло. Он молча кивает, как китайский болванчик.

- Это ещё не всё, - голос директора становится ещё холоднее. – За то, что ты вёл себя как свинёнок, ты будешь наказан. Ты остаёшься без компота НАВСЕГДА. Я лично распоряжусь, чтобы компота тебе не давали. И если я узнаю, что ты выпил чужой компот…

- Не буду! Не буду! Вот честное-пречестное-расчестное не буду! – Вовочка пучит глаза.

- И ещё одно. Каждый день ты будешь приходить к Нюре Викторовне в кабинет и говорить ей: Нюра Викторовна, я не брал чужое без спроса, я не ругался матом, я не показывал пипиську другим мальчикам. И если ты ХОТЬ РАЗ ей соврёшь…

Из вовочкиной ноздри показывается зелёная сопля. Директор морщится.

- А теперь – вон отсюда. Надеюсь, я о тебе больше не услышу.

Вовочка, совершенно уничтоженный, плетётся обратно в палату. Через пару минут он, однако, начинает соображать. Сейчас ему предстоит «возвращение в коллектив». Где его будут спрашивать, что там было у директора. Вот ведь засмеют, если узнают, что его навсегда лишили компота.

Но тут ему приходит в голову неплохая идея. Может и прокатить.

Он быстро сморкается в кулак, вытирает пальцы о перила и напускает на замурзанное личико важность.

И когда его обступают детишки и начинают спрашивать, что там было, у директора, Вовочка тихо, но с достоинством говорит:

- Ну чего… Директор меня в секретную школу космонавтов направляет. Говорит, у меня данные самые лучшие. Если буду хорошо себя вести и заниматься. Сдам секретный экзамен – и на Луну полечу. Или ваще на Солнце.

Все смотрят на маленького паршивца, выпучив глаза.

- Я теперь на особом режиме, - вдохновенно врёт Вовочка, - на космонавтском. Директор лично меня от компота освободил. Космонавтам компотов нельзя. Чтоб невесомость, - со значением добавляет он. – И ещё каждый день к Нюре Викторовне буду ходить.

- А зачем? – наивно интересуется высокий мальчик из второй группы.

- Это тайна, - важно говорит Вовочка. – Ну ладно, угооворили… - все сбиваются вокруг него в плотную кучку. – Она мне космическую программу рассказывать будет. И таблетки специальные для гравитации, - кстати вспоминает он умное слово. – Но только тсссс, это всё никому нельзя говорить, а то меня отсюда выкрадут. Я теперь самый важный человек на свете…

- А по-моему ты всё врёшь, - говорит высокий мальчик и даёт Вовочке щелбан. Вовочка ложится на землю и кричит: - Нюра Ви-и-и-икторна!!! И-и-инна Влади-и-и-мирна!

Теперь представьте себе, что директор интерната – Бог, а дети – это народы Земли.

Некоторые народы не доставляют Творцу никаких хлопот. Потому что «нормально развиваются», никому особенно не вредят, бегают себе и бегают. Случается, что и подерутся, но этим занимается «Нюра Викторовна» и «Инна Владимировна». То бишь «инстанции».

Есть, конечно, народы, которых исключают. За разное. В основном за неуспеваемость, потому что драки Творец считает делом, в общем, естественным. Драчуна можно оставить без компота, а дурака надо исключать.

А вот народы вредные, противные, создающие другим народам проблемы с успеваемостью, а главное, другие народы портящие – вот такие удостаиваются особого внимания Творца.

Особенно любопытна в этом отношении история иудеев.

Что, собственно, Бог им дал? Во-первых, «заповеди». Что характерно, заповеди совершенно банальные: все остальные народы жили по этим правилам тысячелетия, и без всякого божественного вмешательства… Более того, евреев заставили это дело заучивать. Из поколения в поколение.

То есть это был самый типичный «выговор от директора». «Ты не будешь брать чужое без спросу, повтори, ещё раз повтори. Будешь брать чужое без спросу? Не будешь? Повтори десять раз: не буду, не буду, не буду».

Есть, правда, и специфика, тоже очень характерная, узнаваемая. Не просто "не бери чужого", а "не открывай чужого шкафчика, не суй руку в чужой кармашек" и всё такое. Нормальному ребёнку такого не скажут, а воришке - обязательно.

И, во-вторых, на евреев наложены всякие ограничения и утеснения. Например, евреев буквально «лишили вкусного». Кашрут – это же, в сущности говоря, типичное «оставили без компота навсегда». (Про писюн и связанные с ним проблемы уж промолчим).

Ну а что они нам рассказывают - так Вовочки всех времён и народов всегда горазды фуфлогонить. "Нас в секретные космонавты записали", ага-ага.

)(

Помните 1982-й? 10 ноября.


Прокуроров было слишком много!
Кто грехов Твоих не осуждал?..
А теперь, когда темна дорога
И гудит-ревет девятый вал,
О Тебе, волнуясь, вспоминаем, —
Это всё, что здесь мы сберегли...
И встает былое светлым раем,
Словно детство в солнечной пыли...

1923 Саша Черный.
А ТВ с утра тогда не включали. Возможно, там было Лебединое озеро.
Я спускался по лестнице в СФМЭИ, на большом перерыве. В толпе услышал: - Брежнев умер. Думаю, ну энергеты оборзели, прилюдно анекдоты травят.))) Спустился в раздевалку, а там - портрет с черной ленточкой. Пошел какой-то драйв, может подсознание почуяло - уходит эпоха. Погоду помню, морозец был, озерцо в Реадовке замерзшее.
А потом пошли черные вечера (как сейчас), флаги с черными лентами. Траур, бесснежье. Спортплощадка за пединститутом, костер из утащенных от магазина ящиков. "Золотая осень", "Агдам", гитара. Высоцкий, Лоза, Макаревич, "Воскресенье". Менты подходили на огонек, не забирали - поминайте, только без хулиганства. Сочинилось:
Траур в стране, в стране траур.
Ветер качает пожухлые травы.
Осень в стране, в стране осень.
Десять лет. И еще восемь.
Было всем по 17 - 18. При нем только и жили. Чувствовали - что-то подходит страшное, интересное. Кому Казахстан, кому Афган, кому Куба...
А к похоронам снег выпал, побелело все. Гроб в яму грохнули, уроды. Загрохотало по Руси...

По сопатке

Оригинал взят у krylov в По сопатке
serg_markov вспоминает умилённо:

При разговорах о национальном вопросе мне всегда вспоминается характерный случай из собственной практики: база геологоразведочной партии на северной Камчатке, до ближайшего поселка час лету на вертушке, другого транспорта, не зимой по крайней мере , просто нет, ближайший мент на том же расстоянии, две буровые, небольшая штольня, где то 30 человек народа. Кого среди них только не было: русские, хохлы, молдаване, белорусы, пяток горцев, даже грузин один был. Все жили дружно, не без конфликтов, куда же без них, но никакой национальной подоплекой в них и не пахло. Но это были нормальные, крепкие, битые и много повидавшие мужики, а не эти сопляки со свастикой, которые разбегутся при первом же отпоре. Законы были простые и понятные. Таких примеров можно набрать много.
C тех пор у меня глубокая убежденность что национальный вопрос это сугубо искусственное образование, который поднимают в своих целях сверху и поддерживают вечные неудачники типа Крылова.


На самом деле это очень типическая картинка. Где-то очень далеко, в тяжелейших условиях, в глубокой перди мирозданья, до которой год езды - в Сибири, в Антарктиде, за Полярным Кругом, в штольне, на буровой - "простые, крепкие, битые жизнью мужики" живут дружно и не знают национальных конфликтов. Русские и нерусские честно делят последнюю банку с тушняком, жарят яичницу на сапёрной лопате, вместе рвут пупы, таскают друг друга на плечах через километры тайги. И без никакого национального вопроса. Русские на равных с нерусскими, и никто никого не обижает.

И это правда. Потому что когда голодно, холодно, страшно, а делить нечего, все гордые народы охотно жмутся к русским. Что русские наивно принимают за "настоящие ценности жизни".

Вот только всё меняется, когда люди возвращаются из глуши в настоящий большой мир, где ЕСТЬ ЧТО ДЕЛИТЬ. Когда не банка тушёнки, а пачка долларов. Когда не яичница на лопате, а столичная недвижка. Когда не вместе или порознь рвать пуп, а вместе или порознь делить прибыль. Когда речь идёт о БОГАТСТВЕ И ВЛАСТИ. Которые и есть настоящие ценности жизни, без кавычек.

Тут-то русский мужичок и получает от нацменов бздянок и заушений. В том числе и от тех прекрасных людей, которые так охотно делили с ним последнюю банку тушняка и которых он выносил на своих плечах через километры тайги. Или от их соплеменников, жизнью не битых, потому как они давно и прочно поставили её раком и имеют во все отверстия. С садистской смешинкой в глазах и перстнями на волосатых пальцах, умеющих резать печень и говорить слова. ЛЮДИ. Которые из "битых жизнью" мужиков сок жмут без напряжения - и особенно у кого нет правильных понятий в голове, в том числе "по национальной подоплёке".

А наши просторыдкины гундят - гу-гу, а вот в Сибири на буровой не было там никаких сложностей, заморочек, законы были простые и понятные. Не было никакого нацвопроса, значит, его и нет вообще.

Эх, босота, простые мужики, жизнью битые. Била вас жизнь, била, и будет бить. По сопатке.

ДОВЕСОК. И самое смешное тут - что автор ламентаций про тайгу всё это отлично знает.

)(
Оригинал взят у peacefrog_1970 в Второе издание книги Льва Наумова "Александр Башлачёв – человек поющий"
В издательстве "Амфора" выходит в свет второе, исправленное и дополненное издание книги Льва Наумова "Александр Башлачёв – человек поющий. Стихи. Биография. Материалы". Как и прежде, издание включает в себя самое полное на данный момент собрание стихотворений Александра (13 текстов публикуются впервые), подробнейшую биографию, список выступлений, перечень аудио- и видео-изданий, библиографию и все интервью, которые успел дать поэт. Дополнительную ценность книге придет то, что подавляющее большинство стихов приводится в виде транскрипций рукописей и правленных автором документов.

Читать дальше...Свернуть )

Информация с сайта http://camelstudio.ru/
Сходил впервые, надо же когда-то начинать.)))
Народу было немного, без экстремизьма.
Только, на Тухачевского, какой-то добрый обыватель мужик в майке с балкона заорал: - Фашисты!
На что ему спокойно ответили: - А ты - Дебил! Читай историю! И колонна засмеялась. Но это я не снял.
Просто любительские фото:




Девушка Ульяна, распорядитель:



Шествие снимал на видео, потом выложу. А это митинг, у памятника Крыленко:

За спиной ревпрокурора Крыленки - ремонтирующие разуваевский Дом Офицеров гастарбайтеры:

А улица - Коммунистическая:

Спасибо за внимание!

Аргумент!

Оригинал взят у krylov в Аргумент!
Вот это, кстати, следовало бы использовать как социальную рекламу:



)(
Оригинал взят у butina в Несостоятельность антисоветчины
   «Чтобы разогнуть палку её необходимо согнуть в обратном направлении»
Мао Цзедун   

Я уже писала, что феномен фашизма и нацизма не корректно рассматривать как некое самостоятельное нависшее над миром зло. По всей Европе это была уродливая и болезненная, но всё же вторичная реакция на коммунизм. В той же Веймарской Германии, если бы не пришла к власти НСДАП, то пришла к власти компартия, а вместо евреев и гомосексуалистов, остриё репрессий было бы направлено на буржуазные и старые аристократические слои, с экспансией не Третьего Рейха, а мировой революции. Именно эта перспектива и вынудила местные элиты поддерживать Гитлера. Это даже в советской науке признавалось, где "фашизм" справедливо рассматривался лишь как реакция старых "эксплуататорских" элит на коммунистическую революцию, однако времена изменились и историческое знание лишь деградировало с тех пор, выродившись в окончательный псевдопатриотический лубок.  Это ни в коей мере не оправдывает преступления нацизма, однако позволяет более адекватно взглянуть на историю без лишней истерии и некорректных обобщений. Однако если пойти дальше, то и «коммунизм» вовсе не был самостоятельным явлением и развивался по всему миру тоже как уродливая, но самозащитная реакция на более ранние грехи прошлого, уходящие в древность не менее полного перекосов абсолютизма и феодализма.

Судьба России здесь наиболее показательна, поскольку нигде больше в Европе не было настолько драматического развития событий. И началась наша трагическая история задолго до прихода к власти большевиков. В Российской империи было, условно говоря, четыре врождённых, так и не преодоленных порока, которые её и погубили.
далееСвернуть )
Оригинал взят у fish12a в Замечательный рассказ Максима Кантора о встрече с Березовским
Оригинал взят уisrael_shamirв Замечательный рассказ Максима Кантора о встрече с Березовским

Замечательный рассказ Максима Кантора о встрече с Березовским. Хранить вечно! Многие из моих друзей общались с Березовским, одни были придворными поэтами, как покойный Миша Генделев, другие из шестерок стали символом свободной русской прессы, как Дема Кудрявцев. Никто так хорошо не написал о БАБе. Мне было интересно – в далеком 1990 мне предлагали войти в проект БАБа «Логоваз», он хотел включить в состав дирекции израильского журналиста, пишущего для газеты «Гаарец». Я отказался – не любил гешефты. Потом, что скрывать, в периоды острого безденежья жалел об отказе. Но и радовался – когда вспоминал, что и «Логоваз» обернулся кидаловом.

В статье много и других интересных мыслей, но тут – только линия Березовского, примерно одна треть от всей статьи, которая скоро выйдет в Первом русском журнале.

КЛОПЫ

[…]Перед встречей с миллиардером волнуешься: особенное существо! Художник отныне каждый, а миллиардер – не каждый… Мне передали, что одному кащею интересно встретиться со мной – а не интересно ли мне? Это особенный Кащей, он Россией рулил до того как ударился в бега, и сейчас влияние имеет. Откуда он про меня знает? Ах, вас заметили, ему рассказали верные люди. Кащей окружен журналистами, поставляющими новости; кащей думает о будущем России. Детям я бы запретил с кащеем встречаться, но самому было любопытно. Решил, что хочу увидеть кащея вблизи.
Он вошел стремительной походкой - суетливый человек, похожий на Березовского и на старую обезьяну. За ним шел израильский охранник в расстегнутом пиджаке, с пистолетом за поясом. И швейцар не возразил, пустили в зал с пистолетом. А может быть, тут у всех оружие. Охранника оставили подле столика, он зыркал по сторонам.
Я сперва обиделся, а потом вспомнил советские времена, разбогатевших дантистов и дизайнеров – они свои свеженькие «жигули» всегда подгоняли прямо под окна тех, к кому пришли в гости. И поминутно вскакивали и бросались к окну – чуть шорох на улице. Вот и данный кащей напоминает разбогатевших директоров ателье - он и на охранника поглядывал тревожно, как на новые «жигули»: не угнали? сигнализация работает?

Читать дальше...Свернуть )

Оригинал взят у varganshik в Ностальгические советские натюрморты
Ностальгические советские натюрморты

Родившиеся в СССР, узнают во многих работах свое прошлое. Фотографии очень хорошо передают дух того времени. Автор Александр Сенников, если кому интересно. Приятного просмотра...

Ах, детство мое... Спасибо, что было таким...Свернуть )

Артемий Троицкий, журналист: Торжество коматозной демократии, или Смерть и судьба

От нынешней клептократии до дегенерократии — один шаг. И этот шаг уже делается. Нога занесена, и если она твердо ступит, раздавив и разогнав за кордон остатки «креативного класса», больше в России никто и ничто в обозримом будущем не зашевелится...


Оригинал взят у butina в Это важно знать на случай самообороны
Всё что вы хотели узнать о кровавом оружейном лоббизме, но боялись спросить:

- В России в три раза больше убийств, чем в США, потому что американцы не уделяют должного внимания борьбе с оружием.
далееСвернуть )
Оригинал взят у nomina_obscura в Before the Great Collapse
Мы с вами похожи на муравьишек, ползающих во внутренностях огромного, ржавого государственного механизма, чьи разваливающиеся куски периодически падают нам на голову. Могут и зашибить - не по злой воле, не по злому умыслу, а так, случайно, "мимо проходил". Как проходил мимо Мохнаткин. Как проходили мимо клиенты отдела "Дальний". Как проходили мимо посетители супермаркета "Остров". Бумс - и всё, пускай родня сидит и сочиняет жалобы в Европейский Суд по Правам Человека, пока хохочущий мент вас бутылкой насилует. Без злобы. Без ожесточения. Просто потому, что может; даже если у тебя миллиард долларов, ты не отвертишься, в лучшем случае поедешь в Краснокаменск. Ржавые куски ржавого государства опадают нам на головы ржавыми листьями Русской Осени, и мы можем лишь молиться, чтобы нас не зашибло, миновало, пронесло. Но и с низом все неладно - из измученной русской земли выпирают новые, ядовитые, стальные иглы.

Мигранты. Кавказцы. Массовая драка там. Массовая драка здесь. Двое зарезаны. Один пристрелен. Полиция обещала разобраться. Разобралась - рафик невиноватый, совсем невиноватый, условный срок. Групповое изнасилование. Ограбление. Избиение. Пострадал лейтенант ФСБ. Пострадал полковник милиции. Даже эти - псы, с оружием, с навыками, со связями - страдают. Их не боятся: новое, страшное, злое, без тормозов режет и бьет псов с хохотом. Нас - тем более. Шарахаемся по улицам родных городов как чужие, прячемся, втягиваем головы в плечи. Кто покрепче - идет на рукопашку, но что даже с самой лучшей рукопашкой ты сделаешь против той гориллы с позолоченным "Стечкиным" за поясом? Разве что "Кийя!" крикнуть успеешь крикнуть на прощание. Сверху кусками безумия и насилия сыпется распадающееся, потерявшее всякие стопоры государство, снизу прорастает вот это, с акцентом, с пистолетом, в футболке "Дети гор". Посредине мы - мечемся, пытаемся сбиться то в одну, то в другую кучку, что-то организовать, изобразить подобие боевой фаланги, подобие строя, подобие гражданского, решившего постоять за себя ополчения. И ни черта.



Идет ли нам на помощь наша доблестная армия, полная рядовых и боевых офицеров, дважды штурмовавших Грозный, дважды заглянувшая в глазницы Ада? Не идет, стоит в очереди за квартирами. Десятки тысяч офицеров сократили - ни один не пикнул, ни один не стал собирать вокруг себя гражданскую рать, ни один не воткнул в землю боевое знамя, решив стоять до конца. Так, мычат чего-то, пока их дагестанские призывники цукают, а местами и открыто бьют. Пришел молоденький лейтенантик в часть, получил по зубам от дедушки-чурека, ушел из части. Лечить зубы, писать на военно-патриотическом форуме про агрессивный блок НАТО. И денег нет, и обида гложет, а все равно, нельзя выйти, поднять знамя, хлопнуть кулаком по столу - страшно. Два придурка с гитарами вышли, спели песню про Путина - так потом все известные и неизвестные организации ветеранов ВДВ оправдывались. Это, мол, исключение, а мы сама благонадежность, верой и правдой, не извольте беспокоиться, позвоночника у нас как не было, так и нет. Они, там наверху, и не беспокоятся. Тысяча лет славной боевой истории, центр русского государства, русского мира - забрались на пальму от рыкающих внизу дагов и клянчат с пальмы квартиру. Защитники, воины.

Где эти наши КГБ, ФСБ, СВР, ГРУ и прочие разведки, клявшиеся защищать Отечество от внутреннего врага? Разве не видно, кто враг? Разве не ясно, кто отдает убийственные приказы? Кто открывает границы? Кто закрывает глаза? Кто разрушает то немногое, что осталось? Разве это националистические мальчики с "Русских пробежек"? Разве это нацболы? Активисты? Все те, кого вы так сладко пытаете, выдумывая безумные обвинения, а потом сажаете, рапортуя об уничтожении опаснейших государственных преступников 18-ти лет от роду, на которых даже тюремные робы велики? Разве они принимают законы? Разве они ворочают бюджетами? Разве они несут ответственность?

Всё вы понимаете, что это безобидные дети и обыватели, но вы начали воровать, страшно воровать, потеряли свой статус, свою честь Хранителей, и теперь вы, как обреченные, как отчаявшиеся, как поставившие на себе крест, будете тащить-тащить-тащить-тащить бабло до тех пор, пока не лопнете от жадности. Вы не щит и не меч, вы - откат и попил. И даже те из вас, кого сократили, кого оторвали от кормушки (вроде остатков той же СВР), сидят тихо, покорно, как и армейские офицеры. Даже те, кому нечего терять и есть, за что ненавидеть, молчат в тряпочку. Нет касты воинов, нет касты Священных Стражей, будто мы и не вспоенная солдатской кровью Тысячелетняя Россия, Гроза Света, государство военное и государство беспощадное, а какой-нибудь Занзибар. Впрочем, нынче и в Занзибаре офицеры посмелее будут, в Африке что ни год - военный переворот. А у нас?

Где наши русские интеллектуалы, куда подевались бесчисленные дивизии выпусников бесчисленных кафедр политических наук? Где наши философы? Социологи? Где наша бесчисленная рать холодных и трезвых умов, призванных собирать информацию, анализировать, сопоставлять и выдавать решения и прогнозы? Одна Крыштановская чего-то бормочет, да с полдюжины политологов на зарплате в СМИ кувыркаются, вот и весь наш интеллектуальный класс. Нация в кризисе, чем же занят аналитический штаб, чем заняты сотни высококлассных специалистов, которых мы содержим только ради того, чтобы они сидели и думали? Вымогают взятки у абитуриентов из Дагестана. Чеченское мурло с пистолетом по центральному телевидению объясняет замершей нации, как надо писать русскую историю - и что, встал кто? Поднялся? Напомнил, кто тут горный дикарь, а кто - интеллектуалы самого большого государства планеты?

Нет. Прогнулись, улыбнулись: "Не извольте беспокоиться, сейчас же перепишем, господин Кадыров". Ни академической чести (которая страшнее чести воинской), ни совести, ни достоинства, ничего. Гни так, гни сяк - даже не пикнут аристократы духа, даже слова не скажет высшая каста русских брахманов. А собралось бы профессоров 100 из главных университетов страны, да написали бы открытое письмо Путину, что знаете, господин Путин, мы, цвет нации, ее лучшие умы, считаем вас нелегитимным узурпатором, самозванцем и тираном. Глядишь, и задрожали бы ручки у Путина, побелел бы Путин как снег, осекся. Но нет, молчат интеллектуалы, не забывая отдавать земные поклоны, будто они не Жрецы Русского Разума, а полотеры.

Где наши русские бизнесмены и предприниматели? Разве не заела их постоянная коррупция? Разве не стонут они от бесконечного вымогательства всех, у кого есть хоть какая-то корочка? Разве не теснят их нерусские мафии и диаспоры? И коррупция заела, и стонут они, и теснят их; в личных беседах рассказывают такое - хоть плачь. И где хоть одно неформальное объединение Друзей Русского Бизнеса? Денежку в общий котел сложили, там чиновника подмазали, тут своего человека в менты протолкнули, здесь оппозиционного кандидата в мэры поддержали. Шнырк-шнырк, шмыг-шмыг - глядь, уже и расчистили площадку под себя, вырубили деляночку. Деляночка здесь, деляночка там - пошел процесс, с добрым словом и рублем можно сделать сильно больше, чем просто с добрым словом. Деньги в насквозь коррумпированной стране - волшебный ключик, открывают все двери, берут все крепости, от прокремлевских СМИ до местных управлений ФСБ. Но нет, сидят, жалуются, ждут чего-то. "Да как же мы так, да когда бы русский купец был предприимчивым, ловким хитрованом! Чтоб к местным националистам прийти, да для начала разговора их товарищей из тюрем выкупить, а потом плотно двери затворить и как русские люди с русскими людьми поговорить? Ни в жисть! Будем сидеть на мешках с золотом и трястись, дожидаясь, когда ловкий чебурек или жадный мент придут и отберут все!". Нет у нас предпринимателей - тех, кто что-то предпринимает.

Где наши русские рабочие, эта революционная гвардия, которой нечего терять, кроме своих цепей? Голодно ли им, холодно ли им, тошно ли им? И голодно, и холодно, и тошно. Но молчат рабочие: не то, что общерусский - свой интерес защитить не могут; выйти для начала и встать горой за независимые профсоюзы, приструнить фабричное начальство, организовать масштабную стачку. Хохочут рабочим мужикам в лицо, а они утираются; издеваются над рабочими мужиками, а они молча; показывают рабочим мужикам митинги московского среднего класса - о, тут пошло негодование! Вот он враг, на Болотной! Вот кто нам зарплаты снижает! Вот кто нам тарифы ЖКХ повышает! Вот кого ехать бить надо, они прямо с площади оттуда по айфонам своим нашими заводами руководят, соки из нас последние выжимают! Лишь когда совсем край, дети синие от голода лежат, выходят рабочие на трассы, перекрывают, требуют, получают подачку… И снова успокаиваются, замолкают. Нет у нас рабочих - смелых и злых мужиков, которые свой интерес знают и готовы стоять за него до конца.

Где наше русское чиновничество, профессиональные управленцы и администраторы, части большой и страшной государственной Машины, готовые за нее жизнь положить? Где служащие Государству, для которых эффективность титанического госаппарата важнее смутных фантазий ботоксных воришек, те, кто переживают за судьбы Машины и делают все для ее ремонта и плавного хода? Где книги управленцев и администраторов с критикой? Где выступления чиновного корпуса, наблюдающего развал вверенного им инструмента? Где давление бесчисленных и беспощадных бюрократов, взволнованных поворотом не туда? Это в США губернаторы, министры, служащие пишут гневные статьи и книги с бичеванием пороков Машины, а у нас - нет, у нас же все хорошо, мы не какая-то там загнившая Америка, состояние нашей Машины идеально. Молчит русское чиновничество. Ворует, подличает, прогибается и молчит. Нет у нас чиновничества, осознающего чин как честь, как миссию, как великое счастье великого служения великому Государству, но есть лишь кучка проворовавшихся завхозов.

А кто же есть? Средний класс. С голоду не помирают, молчать и кивать не приучены, возомнили о себе, вышли на улицы, митинговать стали, требовать чего-то. Давайте, мол, голоса честно считать. Давайте, мол, деньги не воровать. И вообще, мол, человек, обвиняемый в high treason и нарушении десятка статей Конституции, не может быть президентом, другого президента требуем. Смешные. Безголовые - потому что вышли разрозненно, стихийно, как тело протеста, тело без головы, без лидеров, без штаба, на одной лишь злости сытых непоротых людей - и тут же голову себе получили. Нет, не вышел русский офицер и не сказал: "Я - боевой командир, я беру ответственность". Не вышел гебист и не сказал: "Я - аналитик-планировщик, я - беру ответственность". Не вышел интеллектуал и не сказал: "Я - мозг нации, я беру ответственность". Не вышел денежный бизнесмен, не вышел бесстрашный рабочий, не вышел верный долгу чиновник - вышли клоуны. Протухшие слуги режима, увядшие советские интеллигенты, третьесортные политики, истершиеся шоумены, уставшие евреи, вечные оппозиционеры.

Разбуянившемуся национальному телу тут же пришили полную опилок голову - и оно успокоилось, осело на пол, снова замерло, снова затихло. Мы придем еще. Мы приползем еще. Мы вздохнем еще. Но сначала сделаем ответственный выбор между геями и евреями, призвав придти и володети нами звезд театра, кино и эстрады. Рыпнувшийся было средний класс получил вместо штаба цыганский табор, и ближайшее время будет следить за цыганскими страстями, интригами и расследованиями, забыв, что он не на съемках реалити-шоу, а на войне за свою Родину, честь и свободу, на войне, после короткой вспышки насилия скатившейся в бездарный, гротескный водевиль.

А государство все сыпется, зашибая все больше и больше народу, запрещая все больше и больше, в отчаянной попытке удержаться ожесточением, оледенением. Не удержится - но скольких еще успеет зашибить? А тьма по углам все сгущается, выплескиваясь на страницы криминальной хроники, и гортанные грубые голоса все громче и их все больше. А русские дурачки, сложив даже то жалкое оружие, что у них было (массовость и решимость, готовность идти на прорыв), сидят и завороженно смотрят танец живота Ксении Собчак.

Затем выступит поэт Зильбертруд, зачитав стишок под тум-балалайку. После выйдет Шац, покажет номер. Затем - Кац. Затем - Матрац. Это же так важно, что решат Шац, Кац и Матрац, и мы должны повиноваться им, и последовать за нашими бесстрашными лидерами, цветом цвета нации, хоть в Ад, хоть на еще один разрешенный митинг. И еще один. И еще. До тех пор, пока прогнившее государство совсем не рухнет, раздавив своими обломками и Шаца с Матрацем, и весь цыганский табор, и мы окажемся пред беспощадным светом беспощадного дня, и у нас уже не будет ни времени, ни возможности выбирать наших вождей из городских сумасшедших, актеров и педерастов; будет не весело и очень страшно.

Что ж, по крайней мере, в отличие от всех остальных молчащих, забившихся классов русского общества, мы попытались, мы вышли, и никто не сможет сказать, что накануне Обвала не нашлось в России 100 000 праведников, которые прозрели бы грядущее и вышли вперед. Нашлись, прозрели, вышли, ну а то, что праведники в итоге проиграли, продурманились, промирились под убаюкивающий шепот волооких цыган-миллионщиков - так это у нас с 1917 года такая особенная русская национальная традиция.

БОЛЬШЕ ТЕКСТОВ НА СТРАНИЦАХ «СПУТНИКА И ПОГРОМА»:
ВконтактеFacebookТвиттерСайт


Profile

vladiksek
Владислав Секачёв
Website

Latest Month

Январь 2013
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow